Битва у Марианских островов (19-20 июня 1944 года), она же битва в Филиппинском море - морское сражение между флотами США и Японии. Техническое несовершенство японских самолётов и низкий уровень подготовки экипажей привели к полному разгрому японского флота и огромным потерям в самолётах, восполнить которые Японии уже не удалось.

Планы сторон и состав сил

После нескольких удачных десантных операций американцы наметили следующей целью Марианские острова - один из главных пунктов внутренней японской обороны. Оттуда их дальние бомбардировщики уже могли бы доставать не только все Филиппины, но и острова Японии. Начать было решено с островов Сайпан и Тиниан - одних из самых крупных, и находившихся рядом друг с другом. Как и в предыдущих десантных операциях первый удар наносила палубная авиация: по аэродромам, портам и сооружениям противника в районе будущей высадки. Затем в дело вступала артиллерия тяжелых кораблей, и только потом высаживался десант. Линкоры и крейсера, а также самолеты эскортных авианосцев продолжали оказывать войскам непосредственную поддержку, а ударные авианосцы занимались атакой тех баз противника, откуда он мог выслать подкрепления или нанести удар по местам высадки и линиям подвоза снабжения. В соответствии с этим 5-й флот ВМС США организационно делился на силы вторжения (десантные суда и транспорты с эскортом и вспомогательными кораблями), силы поддержки (старые линкоры, эскортные авианосцы, крейсера, эсминцы) и силы прикрытия (ударное соединение из авианосцев, быстроходных линкоров, крейсеров и эсминцев). В роли последнего выступало соединение TF58 вице-адмирала Марка Митшера (Marc Mitscher (флаг на авианосце «Лексингтон»)), при проведении операции «Форэйджер» (захват Марианских островов) разбитое на 5 оперативных групп:
TG58.1 контр-адмирала Дж. Кларка (Joseph J.Clark (авианосцы «Хорнет», «Йорктаун», «Белью Вуд», «Батаан», 3 тяжелых, 2 легких крейсера, 14 эсминцев));
TG58.2 контр-адмирала Альфред Э. Монтгомери (Alfred E. Montgomery (авианосцы «Банкер Хилл», «Уосп», «Монтерей», «Кэбот», 3 легких крейсера, 12 эсминцев);
TG58.3 контр-адмирала Дж. Ривза (John W. Reeves (авианосцы «Энтерпрайз», «Лексингтон», «Сан Джасинто», «Принстон», 1 тяжелый и 4 легких крейсера, 13 эсминцев));
TG58.4 контр-адмирала У. Хэррилла (Harrell (авианосцы «Эссекс», «Лэнгли», «Коупенс», 4 легких крейсера, 14 эсминцев);
TG58.7 вице-адмирала Уиллиса Ли (Willis Lee (7 быстроходных линкоров, 4 тяжелых крейсера и 13 эсминцев)).
11 июня 208 истребителей и 8 торпедоносцев атаковали базы и аэродромы на Сайпане и Тиниане. На следующий день самолеты авианосцев группы TG58.4 разгромили вышедший с Сайпана конвой, отправив на дно 10 из 16 транспортов, миноносец «Отори» (IJN Ōtori), 3 охотника и несколько мелких судов. Утром 13-го 7 новых линкоров начали обстрел Сайпана и Тиниана из 406-мм орудий, а на следующий день их сменили 7 старых линкоров, крейсера и эсминцы сил поддержки 7-го флота, 15 июня первая волна десанта высадилась на Сайпане.
Еще в сентябре 1943 года императорская штаб-квартира приняла "Новую операционную политику", согласно которой следовало "одним ударом" всех надводных кораблей уничтожить флот США на Тихом океане. Но 1 марта 1944 года с запоздалым признанием того факта, что авианосцы стали главными в войне на море вместо линкоров, японские морские силы были подвергнуты реорганизации. В образованный Первый Мобильный Флот (Dai-ichi KōKū Kantai) были включены практически все надводные корабли Объединенного Флота, кроме находившихся в распоряжении местных командований. 3 мая начальник морского Генерального штаба адмирал Симада (嶋田 繁太郎) приказал главнокомандующему Объединенным Флотом Соему Тойоде (豊田副武) начать операцию по втягиванию противника в генеральное сражение в районе, лежащем как можно ближе к местам базирования Мобильного Флота.
Последнее обстоятельство объяснялось трудностями в снабжении большого количества кораблей топливом, поскольку американские подлодки уже перетопили большинство танкеров.
Основные силы Мобильного Флота, включая 1-ю дивизию авианосцев в составе новейшего «Тайхо», «Сёкаку» и «Дзуйкаку», собрались на рейде Линга Роудз к югу от Сингапура, где в течение двух месяцев проводили учения и тренировки. Двумя группами 11 и 12 мая корабли вышли в Тави-Тави - базу на самом западном острове архипелага Сулу. Остальная часть Мобильного Флота - 2-я дивизия контр-адмирала Дзосимы («Дзуньо», «Хийо», «Рюйхо») и 3-я дивизия контр-адмирала Обаяси («Читосе», «Чиода», «Дзуйхо»), которые тренировали свои авиагруппы в западной части Японии, вышли 11 мая из Внутреннего моря в сопровождении линкора «Мусаси». После заправки эсминцев топливом на Окинаве 12-го эти корабли 16-го также прибыли в Тави-Тави. По плану следовало завлечь американский флот южнее линии, соединяющей острова Уолеай, Яп, Палау. В случае атаки противником Марианских островов сражение откладывалось, а основной удар возлагался на базовую авиацию, способную по мнению японских авторитетов перетопить большую часть американских кораблей. Но в течение мая челночные рейсы танкеров в Тави-Тави позволили загрузить топливом все находившиеся там корабли, и японцы получили возможность вести бой в районе Марианских островов. Всего в этой базе сосредоточились 9 авианосцев, 5 линкоров, 11 тяжелых и 2 легких крейсера, около 30 эсминцев.
О стоянке японского флота в Тави-Тави быстро стало известно американцам, которые организовали у базы патрулирование своих подводных лодок. Ночью 14 мая субмарина «Боунфиш» атаковала один из "топливных" конвоев (3 танкера и 3 эсминца) и потопила эсминец «Инадзума». 22 мая лодка «Паффер» атаковала авианосец «Читосе» (обе торпеды прошли мимо), а двумя днями позже «Гёрнард» потопила танкер «Татекава Мару». 5 июня «Паффер» потопила 2 танкера, а 6-го, 7-го и 9-го «Хардер» - эсминцы «Минадзуки», «Хаянами» и пытавшегося ее атаковать «Таникадзе». Все еще не имевшие ни малейшего понятия о месте следующего десанта американцев, Тойода и Одзава поняли, что стоянка в Тави-Тави становится очень опасной. Но все сомнения разрешились 11 июня.

Развёртывание флотов

Мобильный Флот вышел в море 13 июня, о чем подводная лодка «Редфин» тут же донесла Спрюэнсу. В первые же часы произошло событие, которое многие японцы посчитали плохим предзнаменованием. Неопытный пилот торпедоносца во время посадки на флагманский «Тайхо» столкнулся с другим самолетом, вызвав сильный пожар. При этом погибло 6 машин: по два истребителя "Зеро", пикировщика "Джуди" и торпедоносца "Джилл". Наряду с потерей 4 эсминцев и 3 танкеров это было неплохим началом для генерального сражения. Тем не менее, корабли продолжили движение на север и 15 июня в проливе Гимарас (между островами Негрос и Панай) заправились топливом. Тем временем соединение Угаки, задействованное в операции "KON", вышло из Батджена и шло к точке рандеву, обходя остров Минданао с востока. Из базы Давао на этом острове вышло соединение снабжения (4 танкера и 4 эсминца). Рандеву было назначено на 16 июня. Все соединения шли за пределами радиуса действия базовой разведывательной авиации американцев с острова Манус.
В 08-55 15 июня с флагманского крейсера «Ойодо», стоявшего во Внутреннем море, адмирал Тойода сообщил всем флагманам и командирам: "Утром 15-го сильное вражеское соединение начало высадку в районе Сайпан-Тиниан. Объединенный Флот атакует врага в районе Марианских островов и уничтожит соединение вторжения. Начинайте операцию "A Go" для решающей битвы".
Перед Цусимским сражением адмирал Того поднял флоту сигнал: "Судьба Империи зависит от одной этой битвы. Ожидаю, что каждый сделает все, что в его силах". Те же слова повторил после приказа Тойоды и Одзава, когда вышел с якорной стоянки в проливе Гимарас.
Главные силы пересекли внутренние воды Филиппинского архипелага и через узкий пролив Сан-Бернардино вышли в Филиппинское море, где сразу были обнаружены субмариной «Флайинг Фиш» (в 18-35 15-го). За ними следовало второе соединение снабжения из 2 танкеров и 2 эсминцев, которое в открытом море пошло севернее основного курса. Линейное соединение Угаки в 10-00 16 июня встретилось с соединением снабжения из Давао, которое уже понесло первую потерю. Ночью 14-го эсминец «Сирацую», уклоняясь от несуществующей торпеды, подлез под форштевень танкера «Сейо Мару» и быстро затонул. После дозаправки Угаки присоединился к Одзаве в 16-50. До вечера 17-го корабли Одзавы заполняли топливные цистерны, затем все 6 танкеров ушли курсом NE к месту следующей заправки. В 21-15 17-го субмарина «Кавалла» заметила огромный японский флот, но смогла насчитать только 15 кораблей, о чем и донесла командованию. Одзава же получил данные разведки о диспозиции американских сил у Марианских островов. Он узнал, что две авианосные оперативные группы ушли на север для атаки островов Чичидзима и Иводзима 15-го и 16-го, а остальные две заправляются топливом; что десант прикрывается эскортными авианосцами и подходят новые транспорты для высадки на Гуам. Одзава был уверен, что флот Спрюэнса не будет его атаковать, а останется у Марианских островов для защиты десанта. К тому же он считал, что часть авианосцев Митшера 18 июня нанесет удар по островам Яп и Палау. Получив последние разведданные из императорской ставки, Одзава в первом часу 18 июня отдал приказ о начале битвы.
Проигрывая соединению Митшера по всем классам кораблей, кроме тяжелых крейсеров, Одзава надеялся на помощь базовой авиации, большую дальность действия своих самолетов и специфическое построение своих сил. К июню японцы сосредоточили 540 самолетов на аэро­дромах в пределах досягаемости Марианских островов (134 на Палау, по 67 на Труке и Тиниане, 70 на Гуаме, 35 на Сайпане и т.д.). Но разбросанные по многим базам они вряд ли могли уравновесить преимущество американцев в палубной авиации (440 самолетов у Одзавы и 891 у Митшера, бортовые гидросамолеты 43 против 65). К тому же большинство японских летчиков были плохо обучены. Что касается дальности палубных самолетов, то японцы могли вести разведку на 560 миль, а Митшер только на 350; ударные японские самолеты могли атаковать на 300 миль, американские только до 200. К тому же Одзава постоянно получал через Токио информацию от базовых самолетов-разведчиков, тогда как имеющиеся у американцев сообщения субмарин не давали полной картины действий противника.
Одзава построил свои силы следующим образом. Авангардное соединение вице-адмирала Куриты состояло из трех легких авианосцев 3-й дивизии контр-адмирала Суео Обаяси с мощным охранением из 1-й («Ямато» под флагом вице-адмирала Угаки и «Мусаси») и 2-й («Харуна» под флагом вице-адмирала Йосио Судзуки и «Конго») эскадр линкоров, 4-й («Атаго» под флагом Куриты, «Такао», «Майя», «Тёкай») и 7-й («Кумано» под флагом контр-адмирала Сираиси, «Судзуя», «Тоне», «Тикума») эскадр крейсеров и 2-й флотилии эсминцев (крейсер «Носиро» под флагом контр-адмирала Микио Хаякавы и 8 эсминцев). Соединение "А" группировалось вокруг трех тяжелых авианосцев 1-й дивизии (флаг Одзавы на «Тайхо») и включало 5-ю эскадру контр-адмирала Синтаро Хасимото («Миоко», «Хагуро») и 10-ю флотилию контр-адмирала Сусуми Кимуры (крейсер «Яхаги», 7 эсминцев). В Со­единение "В" входила 2-я дивизия авианосцев контр-адмирала Такадзи Дзосимы, линкор «Нагато», тяжелый крейсер «Могами», 4-й (3 эсминца) и 27-й дивизионы (5 эсминцев). Находящийся в 100 милях впереди двух остальных соединений авангард Куриты должен был нанести первый удар и вызвать на себя атаки основных сил американской палубной авиации (вот для чего было нужно сильное прикрытие). Остальные авианосцы Одзавы, оставаясь вне радиуса действия самолетов противника, в это время атаковали бы основные силы Митшера. Дело планировалось завершить артиллерией линкоров и крейсеров авангарда. Палубным самолетам после атаки разрешалось садиться на аэродромы Марианских островов. К 04-15 19 июня японские соединения заняли предписанные оперативным планом позиции и стали готовить для старта первую волну из 300 самолетов. Авианосцы авангарда шли строем фронта с кораблями охранения вокруг каждого, а остальные держались в 100 милях сзади тесными группами (строем треугольника). Такое построение позволяло лучше использовать для разведки и бортовые самолеты линкоров и крейсе­ров авангарда, но зато авианосцы соединений "А" и "В" оставались без достаточного противолодочного прикрытия. Одзава один занимал три должности, командуя всем Мобильным Флотом, всеми авианосцами и еще самой сильной 1-й дивизией. У американцев эти должности распределялись между Спрюэнсом, Митшером и Ривзом.

Воздушные бои 19 июня

За час до восхода 19 июня, 04-45 Одзава приказал выпустить 16 гидросамолетов "Джейк" с линкоров и крейсеров авангарда, которые к 07-00 достигли предела поиска. На обратном пути один из них в 07-30 обнаружил корабли групп Хэррила (самой слабой по составу авианосцев) и Ли (линейные силы). Вторая группа из 14 бортовых и палубных разведчиков с кораблей авангарда, стартовавшая в 05-15, обнаружила только эсминцы из группы Ли. На обратном пути ее перехватили разведчики американцев и сбили 7 машин. Из 13 разведчиков третьей (11 пикировщиков "Джуди" с «Сёкаку» и 2 бортовых "джейка" с «Могами») не вернулось трое. Остальные донесли о трех авианосцах далеко на севере и трех на юге (это был ошибочный контакт из-за неисправности компаса на разведчике). Одзава решил атаковать обнаруженные корабли Хэррила и Ли, и в 08-10 с авианосцев 3-й дивизии взмыли в воздух 61 истребитель "Зеро" (45 из них несли бомбы) и 8 торпедоносцев "Джилл". Радары линкоров контр-адмирала Ли обнаружили их еще за 150 миль до цели. Митшер приказал поднять в воздух самолеты патруля. Еще ничего не зная о положении авианосцев противника, американский командующий 58-м соединением мог использовать для ПВО большинство своих 475 истребителей. Палубы американских авианосцев освободили для быстрой заправки и вооружения, обеспечивая непрерывную ротацию воздушного патруля. Из 69 самолетов первой волны японцы потеряли 42, из которых 25 сбили истребители еще до выхода на цель. Атака семи линкоров, идущих в круговом ордере ПВО, успеха ни принесла, если не считать таковым единственное попадание в «Саут Дакоту» (27 убитых, 23 раненых, боеспособность не утрачена) и близкого разрыва у борта крейсера «Миннеаполис».
Вторая волна японцев, поднятая с авианосцев 1-й дивизии самого Одзавы в 08-56 и состоявшая из 53 пикировщиков "Джуди", 27 торпедоносцев "Джилл" и 48 истребителей "Зеро", сначала стала свидетелем торпедирования флагманского «Тайхо» подводной лодкой. И хотя один из пилотов, унтер-офицер Сакио Комацу, пожертвовав собой, спикировал на одну из торпед, другая поразила огромный авианосец, только недавно вступивший в строй. Еще 8 самолетов вернулись из-за неполадок в моторах, а остальные 119 сначала атаковали свой же авангард. Зенитчики Куриты в качестве разминки перед предстоящим боем сбили 2 японских самолета и повредили еще 8, которым также пришлось вернуться. Уменьшенную до 109 машин вторую волну американские радары засекли в 11-07 на дистанции 115 миль - вполне достаточно, чтобы выслать навстречу истребители. А японцы снова напали на самую неудобную цель - линкоры. Только шесть пикировщиков вышли в атаку на авианосцы группы Монтгомери «Уосп» (взрыв бомбы над палубой, 1 убит и 12 ранено) и «Банкер Хилл» (2 близких разрыва: 3 убито, 73 ранено, небольшие пожары). Четыре "джуди" были сбиты зенитным огнем, два совершили посадку на острова Рота и Гуам, Небольшая группа торпедоносцев также обошла линкоры и атако­вала авианосцы группы Ривза, но только один смог выпустить торпеду, взорвавшуюся в кильватерной струе «Энтерпрайза», остальные были сбиты. Всего же из 128 самолетов второй волны японцы потеряли 97.
Третья волна из 47 самолетов (15 "зеро", 25 "зеро" с бомбами, 7 "джиллов"), поднятая между 10-00 и 10-15 с авианосцев 2-й дивизии пыталась выйти в атаку с севера, обойдя линкоры. Встретив истребители патруля, японцы еще легко отделались, потеряв только 7 машин. Результат снова был нулевой.
Между 11-00 и 11-30 Одзава поднял в воздух четвертую волну с «Дзуньо», «Хийо», «Рюйхо» и «Дзуйкаку» (30 истребителей, 9 "джуди", 27 устаревших "вэлов", 10 "зеро" с бомбами и 6 "джиллов"), которая пыталась обнаружить не существующую цель далеко на юге. Ничего не обнаружив, группа самолетов 2-й дивизии повернула на аэродром острова Рота, но вдруг наткнулась на авианосцы Монтгомери, занятые приемом самолетов. Прорвавшиеся через воздушный патруль пикировщики атаковали «Уосп» и «Банкер Хилл», но безуспешно. Группу из 18 самолетов с «Дзуйкаку» рассеяли истребители, но большая часть волны (49 самолетов) противника не нашла и пошла на посадку на остров Гуам. Тридцать из них сбили американские истребители, а остальные при посадке на поврежденный аэродром окончательно вышли из строя. Дело в том, что пока истребители американского соединения отражали японские налеты, их ударные самолеты уничтожили японскую авиацию на островных аэродромах и повредили все взлётно-посадочные полосы (ВПП). К тому же над Гуамом американцы установили постоянный воздушный патруль. Всего из 82 самолетов 4-й волны японцы потеряли 73.
Но не только удачной работой радаров обязаны американцы такому успеху. Им с самого начала удалось настроиться на частоту радиостанции самолета японского координатора воздушных атак, и Митшер заблаговременно узнавал о времени и курсе подлета очередной волны. Он даже запретил своим пилотам сбивать этого японца не только до конца боя, но даже с благодарностью позволил тому удалиться на свой авианосец. Из-за огромных потерь японских самолетов бой 19 июня американцы назвали "Турецкой стрельбой при Марианах" (или в другом переводе "Марианская охота на фазанов").
Не отстали от своих летчиков и американские подводники. Сначала в 09-10 «Альбакор» (коммандер Дж. Блэнчард) умудрилась попасть торпедой из шести выпущенных в идущий 27-узловой скоростью «Тайхо», а в 12-20 «Кавалла» (лейтенант-коммандер Косслер), которая двое суток шла за соединением Одзавы, попала тремя торпедами из шести в «Сёкаку» (Shōkaku), занятый приемом самолетов. «Сёкаку» затонул в 15-01, а через полчаса мощный взрыв разворотил «Тайхо» (Taihō). На флагмане Одзавы сначала быстро справились с торпедным повреждением, но из-за неопытности офицера службы живучести, не вовремя включившего вентиляцию, по кораблю разнесло пары бензина, что не могло не привести к взрыву. Спасательные шлюпки доставили адмирала, его штаб, флаг и портрет императора на эсминец «Вакацуки», а затем в 17-06 на тяжелый крейсер «Хагуро». Вскоре авианосец скрылся под водой; из 2 150 членов его экипажа спасли только 500. На этот авианосец японцы возлагали большие надежды, поскольку он первым на Тихом океане получил броневую полетную палубу и был лучше других защищен от бомб. Но так уж получилось, что «Тайхо» не удалось проверить себя под атаками авиации. Торпеда с подводной лодки в самом начале боя, трагическая цепочка случайностей - и всё.
«Хагуро» не был приспособлен к управлению флотом. В основном это касалось средств дальней связи и специальных помещений для работы штаба, собирающего и анализирующего поступающую информацию, На японских авианосцах, несмотря на небольшое число вернувшихся самолетов, уныния не было. Все считали, что они сели на аэродромы Гуама и Роты. Одзава знал еще меньше, поскольку за ночь потерял из виду даже единственный оставшийся авианосец 1-й дивизии «Дзуйкаку». Не было связи не только с Токио и островными базами, но даже с остальными двумя дивизиями авианосцев. В 18-20 Одзава отдал с «Хагуро» приказ всем кораблям отойти на север. Он надеялся заправиться с танкеров и утром начать новые атаки на деморализованного, как он полагал, противника. Ведь вернувшиеся пилоты сообщили о четырех потопленных авианосцах, шести окутанных дымом и пожарами и об астрономически большом числе сбитых американских самолетов. По радио в Токио на всякий случай сообщили об 11 потопленных авианосцах и множестве других кораблей.

Бой 20 июня

В 05-30 с тяжелых крейсеров японского авангарда взлетели 9 гидросамолетов для разведки в юго-восточном направлении. Ничего не обнаружив, они, кроме трех пропавших, вернулись. В 06-45 шесть самолетов послал в разведку контр-адмирал Обаяси. Они встретили только два американских палубных самолета. Вице-адмирал Курита, получивший через Токио сообщения с базовых разведчиков, с трудом связался с Одзавой и посоветовал начать быстрый отход в Японию. Но Одзава решил придерживаться своего плана: заправиться и на следующий день нанести новый удар. Он хотел передать тактическое командование Курите, пока сам не перейдет на корабль, больше подходящий для функций флагмана флота, чем «Хагуро». Если бы так и произошло, то никакого боя 20 июня не было бы.
Начало заправки слишком затянулось, поскольку корабли долго не могли найти ожидавшие их танкеры, а затем Одзава, перешедший в 13-00 на «Дзуйкаку» вообще ее отменил, поскольку ничего не знал о противнике. Тем временем 58-е соединение полным ходом сокращало дистанцию. Если бы Митшер провел дальнюю авиаразведку, он смог бы еще днем атаковать японцев, бессмысленно круживших около точки назначенного рандеву с танкерами (первый контакт американцы получили в 15-40).
Перейдя на «Дзуйкаку», Одзава понял, что потерял 330 самолетов, а из сотни оставшихся на авианосцах меньше трех десятков были бомбардировщиками или торпедоносцами. Вице-адмирал Какута, командовавший базовой авиацией, доносил с острова Тиниан, что много палубных самолетов сели на Гуам и Роту (правда, он не сказал, что все они вышли из строя). Одзава со своей стороны полагал, что силы Какуты увеличились за счет самолетов, перелетевших с Иводзимы, Япа и Трука. Никаких известий об отходе не было и от Тойоды. Так шел час за часом, А. информации о противнике не было. В 16-15 крейсер «Атаго» перехватил американское сообщение о том, что японцы обнаружены и Митшер приближается полным ходом, а в 17-15 один из разведчиков, поднятых в 13-00 с «Читосе» и «Дзуйхо», обнаружил часть американского соединения. Одзава приказал отходить на 24 узлах курсом NW (North-West). Но было слишком поздно.
В 16-21 американцы начали старт ударной волны из 85 истребителей, 77 пикировщиков и 54 торпедоносцев. Хотя японцы были довольно далеко (истребителям пришлось подвесить дополнительные баки) и обратно самолеты возвращались бы в темноте, Митшер рискнул. И риск оправдал себя.
Против приближающейся армады Одзава смог поднять всего 35 истребителей, да и то слишком близко от своих кораблей. Американцы сначала нагнали группу снабжения и тяжело повредили танкеры «Геньо Мару» (Gen'yō Maru) и «Сейо Мару» (Seiyo Maru), которые вечером были оставлены экипажем и добиты эсминцами сопровождения. Затем самолеты атаковали авианосцы 2-й дивизии, прикрываемые только «Нагато» (Nagato), «Могами» (Mogami) и 8 эсминцами. Несмотря на мощный зенитный огонь бомбардировщики повредили «Дзуньо», а торпедоносцы потопили «Хийо» (Hiyō). Сильные повреждения получил и «Дзуйкаку» (Zuikaku), прикрываемый «Миоко» (Myoko), «Хагуро» (IJN Haguro) и 7 эсминцами и не имевший ни одного истребителя. Не обошли американцы вниманием и авангардную группу Куриты, повредив авианосец «Чиода» (Chiyoda) (бомба попала в кормовую часть полетной палубы), линкор «Харуна» (Haruna) (прямое попадание, пришлось затопить погреба) и крейсер «Майя» (Maya). Повреждения крейсера «Майя».
Торпедоносцы TBF "Эвенджер" из состава опера­тивной группы TF58.2 контр-адмирала Монтгомери, из-за большой дальности полета до цели вооруженные вместо торпед 227-ми килограммовыми бомбами, атаковали крейсер с нескольких сторон. Близкие разрывы бомб у левого борта вызвали повреждения обшивки и несколько пожаров в торпедном отсеке.
В ходе этих атак американцы потеряли всего 20 самолетов и еще 80 погибли при ночном возвращении и посадке на свои авианосцы, хотя большинство пилотов и членов их экипажей удалось спасти. К исходу дня из 100 палубных самолетов у Одзавы осталось только 35, а из 27 бортовых гидросамолетов - 15. Несмотря на ощутимые потери, Одзава все еще не признавал себя побежденным. В 19-00, тотчас после окончания воздушных атак, он приказал кораблям Куриты вместе с 2 тяжелыми крейсерами 5-й эскадры и флотилией эсминцев произвести контратаку, навязав противнику ночной бой. Но положение американцев оставалось неизвестным и в 20-46 был получен приказ Тойоды на отход. В 22-05 Курита повернул на соединение с главными силами.
Американцы также не были удовлетворены результатами боя, считая, что упускают прекрасный шанс расправиться с японским флотом раз и навсегда. Митшер предлагал бросить в погоню оперативную группу вице-адмирала Ли, но Спрюэнс это предложение отменил как неосуществимое.
В это время Мобильный Флот находился уже в 300 милях от Окинавы. Одзава обратился к Тойоде с прошением об отставке, но тот после консультации с морским министром ее не принял. Днем 22 июня Мобильный Флот бросил якоря в бухте Накагасуку на Окинаве. Четыре из шести уцелевших авианосцев вместе с линкором «Харуна» и крейсером «Майя» ушли на ремонт. Остальные корабли, участвовавшие в сражении, стали на якоря в Хасирской бухте.

Потери в битве у Марианских островов
Потери в битве у Марианских островов

Инфо из:
nnre.ru/istorija/duyeli_avianoscev_kulminacija_vtoroi_mirovoi/p7.php
litbook.net/book/13316/avianoscy-tom-1/page-267/
wunderwaffe.narod.ru/WeaponBook/Jap_Cr_2/16.htm
wap.brummel.borda.ru/?1-10-0-00000033-000-0-0-1165619577
militera.lib.ru/h/dull/05.html
combinedfleet.com/battles/Battle_of_the_Philippine_Sea
mreadz.com/new/index.php?id=298379&pages=5
istmira.com/razlichnoe/tyazhyolye-krejsera-yaponii/page/100/

 

WW II Battle of the Philippine Sea (from June 19–20, 1944) in ...

WW II Battle of the Philippine Sea in ColorСражение у Марианских островов (битва в Филиппинском море) 19-20 июня 1944 года.World War II, the battle of the Philippine Sea in Color, the largest carrier battle in history. It was fought from June 19–20, 1944, in the battle the Imperial Japanese Navy had lost the bulk of its carrier air strength and would never recover.

Posted by Дмитрий Максимов on 8 октября 2015 г.

 

Дополнительная информация

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru